чтобы никто не сомневался в тесной взаимосвязи между Черторыем и Лысой горой, киевский губернатор Фундуклей ставит все точки над «і» в своем фундаментальном «Обозрении города Киева» (1847): «Название Черторый очень древнее… По ее соседству с Лысою горою можно догадываться о происхождении названия. Что касается знаменитой Лысой горы, то она находится на левой стороне Днепра в виду Киева и небольшим песчанистым возвышением простирается до сельца Выгуровщины».

Как видим, мнения известных исследователей сходятся. Да и старожилы Киева еще хорошо помнят, как с террас Первомайского (ныне Городского) парка можно было наблюдать эту узкую золотистую полоску на сине-зеленом фоне заднепровских лугов и заливов. И только в 60-е годы прошлого века, когда Левобережье начало интенсивно застраиваться, эта точка на карте столицы бесследно исчезла.

Но возникает другой вопрос: а как тогда быть с хорошо нам известной Лысой горой, Лысогорской улицей, Лысогорским фронтом и т.д., расположенными на правом берегу Лыбеди? Именно эту местность в течении последних ста лет чаще всего отождествляют с традиционным местом сборищ ведьм, чертей и прочей нечистой силы, которые, согласно древним преданиям, устраивают здесь свои шабаши. Более того, в начале ХХ века здесь стали казнить политических преступников.

Видимо, поэтому такой опытный знаток киевских достопримечательностей, как Михаил Булгаков, предначертал в своем романе смерть Иешуа не на Голгофе, как это следовало было ожидать, а на… Лысой горе. Даже в «Белой гвардии», вопреки историческим данным, писатель переносит события на Зверинце, в частности взрыв артиллерийских складов в 1918 году, на Лысую гору.

Но, что самое примечательное, первый полет своей героини, ставшей внезапно ведьмой, автор «Мастера и Маргариты» осуществляет именно на древнюю, воспетую в легендах, Лысую гору, то есть на берег Днепра. В романе не указывается название, но по таким деталям, как сосновый лес, равнина, меловый обрыв, остров напротив, вербы вкупе с русалками, ведьмами и «козлоногими», можно без труда догадаться о месте полночного визита Маргариты.

На этом перечень Лысых гор не заканчивается. «И на правой стороне Днепра, — пишет Фундуклей, — между возвышенностями, ведущими к Межигорью от Кирилловского, одно носило на себе название Лысой горы». Историк не указывает конкретно ее местоположение, но сегодня доподлинно известно, что этой возвышенностью является гора Юрковица на Подоле.

Еще более интригует Михаил Максимович. «Для самих киевлян, — сообщает он, — не только Лысая гора, на левой стороне находящаяся, но даже и в Киеве сад Кучинского стал пугалищем и считается сборным местом киевских ведьм. Еще в середине XVII века проповедник доминиканского киевского монастыря Петр Розвадовский писал: «Сад Кучинского, где ведьмы слетались…» Этот сад находился на склоне Михайловской горы к Днепру, по направлению от Чертова беремища к Крещатику» («Обозрение старого Киева», 1840).

Сегодня — это район на трассе фуникулера. Так что если кому-нибудь захочется острых ощущений и возникнет желание посетить Лысую гору, подумайте сначала, какая из них более безопасная.