Указ императора был немногословным: «Контракты, которые по введенному до сего времени обыкновению держались в Дубне, признали Мы за благо, по выгоде и удобности внутренней торговли, перевесть в Киев». Это случилось после того, как согласно третьему разделу Польши 1795 г. польский город Дубно (ныне Ровенская область) вошел в состав Российской империи. Учитывая его окраинное положение, торговые собрания около границы были признаны небезопасными и перенесены подальше. В Киеве они объединились с Крещенской ярмаркой, действовавшей еще с ХVІ ст.

«Контрактами» обычно называли съезды для заключения различных юридических актов и договоров. Здесь покупали, продавали и закладывали отдельное недвижимое имущество или целые имения, предлагали оптовые закупки, учиняли много разных актов, где требовалась собственноручная заверенная подпись. А если уж приезжать по одному делу, надо решать сразу и другое — запасаться нужными товарами на целый год. Вот так и образовалась Контрактовая ярмарка — ярмарка в период контрактов.

Относительно места проведения ярмарочных собраний вариантов не возникло — конечно же, торговый Подол. Губернское правление так и постановило: «Быть собранию для контрактов в ратуше, яко доме общественном и для того приличном». Ратуша, где заседал городской магистрат, находилась, если посмотреть на теперешнюю площадь, между Контрактовым домом и фонтаном «Самсон». Это было двухэтажное строение с круглой башней высотой 40 м в средней части, с высокими фронтонами в стиле украинского барокко, один из которых украшала статуя богини правосудия Фемиды. На башне ратуши отмеряли время часы с четырьмя циферблатами и медной фигурой архистратига Михаила, который каждый час ударами копья выбивал искры из пасти змия.

Фонтан «Самсон». 1890-е

Именно здесь, в магистрате, с 15января по 1 февраля 1798 г. прошли первые киевские контракты. Они вызвали интерес у «контрактовичей», представлявших, главным образом, правобережное польское дворянство. На первом съезде денежные обороты составили 5,7 млн. польских злотых, через год — 12,6млн., и это только по официальным записям. Фактически же их было в 2,5—5 раз больше, поскольку не все заносилось в учетные книги.

Уже через три года, в январе 1801-го, контракты проходили в Контрактовом доме, специально построенном на Покровской улице, рядом с церковью Николы Доброго, где теперь лицей «Подол» №100. Ярмарка с каждым разом приобретала все большую популярность, не только пополняя городскую казну, но и принося доход киевлянам. В контрактовый период 1805 г. население Киева увеличилось на 4795человек — почти на четверть. Полицмейстер докладывал, что приехали 1178 дворян и чиновников в сопровождении 2879 служителей и 311 купцов с 327помощниками. За две недели контрактов в 1806 г. владельцы домов получили за сдачу в наем квартир для приезжих 29 тыс. 179 руб. (для сравнения: пуд муки стоил 10коп.). Позже за нанятый на две недели дом на Подоле в 7 комнат платили 2500 руб., а такой же с магазинами приносил его владельцу до 7000 руб.

Князь И.М.Долгорукий, посетивший Киев в 1810 г., писал: «Все знают, что такое Контракты: они начинаются в январе и продолжаются недели три. В эту бешеную пору все магазины и лавки опустошаются, все раскупят. Поляки наезжают кучами отовсюду для своих продаж, разменов, аренд и откупов. Из карманов их посыплются кучи золота, и я видел такие дома, которые невероятный дают хозяину доход; например, дом г-на Сперанского, в котором жил тамошний прокурор, занимается уже несколько лет во время Контрактов какой-то графиней Потоцкой, которая за две недели найма платит до 4 тыс. руб., а дом деревянный и далек от того, чтоб быть очень обширным, мне сам постоялец это сказывал».

Немецкий путешественник Оттон фон Гун в своих «Поверхностных замечаниях по дороге от Москвы в Малороссию в осени 1805 года» отмечал, что Киев во время контрактов можно сравнить с Лейпцигом и его знаменитой ярмаркой. Гун писал, что теперь, благодаря контрактам, город украсился новыми строениями: «Улицы здесь широки и вымощены досками, по коим ездить весьма приятно. Я не могу также позабыть большой рынок, место здешних прогулок, острог в Печерском и множество колодцев с их кристальной водой на Подоле. Нигде не видал я и не ел столь хорошего белого хлеба, как в Киеве. В здешнем модном магазине можно получать наилучшие вещи, к роскоши принадлежащие». На многих улицах появились фонарные столбы.

В последний раз «контрактовичи» собрались в своем доме на Покровской улице в январе 1811 г. Потому что летом случилась катастрофа — 9 июля Подол был охвачен самым опустошительным за всю историю Киева пожаром. Его жертвой стало все, что находилось между Андреевской горой и Верхним Валом: монастыри Флоровский, Греческий и Братский с Академией, деревянные и каменные церкви, ратуша, гостиный двор, почти три четверти всех усадеб жителей Подола и вместе с ними — Контрактовый дом.

Восстанавливался Подол по проекту англичанина Вильяма Гесте, с 1792 г. работавшего в России. Непосредственно руководил строительством киевский городской архитектор А.И.Меленский. Подольские улицы, ранее радиально расходившиеся от центральной магистратской площади, были перепланированы по «регулярной», перпендикулярной системе. При этом четырехугольник, образованный нынешними Контрактовой площадью, улицами Константиновской, Межигорской и Спасской, отводился под общественный центр. В его комплексе предполагались здания для городского магистрата, почты и контрактов, соединенные между собой одноэтажными галереями. Из всего этого удалось возвести в 1815—1917 гг. только здание нового Контрактового дома.

Комплекс Гесте и фонтан «Самсон». Проект В. Шевченко

Несмотря на катастрофический пожар и на войну с Наполеоном 1812 г., контрактовые ярмарки продолжались, но где именно они собирались в 1812—1917 гг. — неизвестно. Впрочем, высказывалось мнение, что пожар содействовал развитию контрактов, а они в свою очередь — ускорению застройки Подола и Киева в целом.

В 1830-е гг. окончательно сложился характер контрактовых съездов. Они получили большое значение для Правобережной Украины и играли роль биржи. Сходились на торги в Контрактовом доме обычно с 9 до 15 часов и затем с 17 до 21 часа. Купцы демонстрировали свои товары на первом этаже, и для этого же арендовались боковые помещения верхнего этажа, а середина оставалась свободной. Она и служила контрактовым залом.

Кто только ни приезжал в Киев! Вот записи из контрактовых учетных книг: иностранец с рукавичками и кожей, немец-оптик из Петербурга, волокитинский фарфор Миклашевского, киевский мастер с часами, нежинский грек с табаком, бухарец Нижегородской губернии с шалями, соломенные шляпки из местечка Почепа княгини Варвары Репниной, австрийский подданный с «химическими вещами», казанские татары с платками, изделия Фраже, тульские самовары и оружие, книжный магазин Литова, серебро Вернера, московская галантерея и прочее.

Пространство вокруг Контрактового дома также заполнялось магазинами. Они занимали помещения в Гостином дворе, во всех соседних частных домах. Ярмарочная площадь была плотно заставлена балаганами, палатками, рундуками, лавками и лавочками, занята возками, санями, бричками, каретами, экипажами. Их приезжало великое множество: в 1841 г., чтобы доставить гостей и грузы, потребовалось 7293 лошади.

Контрактовый дом. Конец ХІХ ст.

В тот год завезли товаров на 700 тыс.руб. серебром.

В 1840-е гг. началась внутренняя трансформация Киевской ярмарки: контрактовые операции сокращались, а ярмарочная деятельность получала все большее развитие. При этом хлебная торговля, занимавшая ведущее место, отдавала свои позиции торговле сахаром, производство которого быстро расширялось. В Киевской губернии в 1842 г., например, было 15 сахарных заводов, и они производили сахара в год на 85 тыс. руб. серебром. Через 5 лет их стало уже 56 с общим производством на 3 млн. 854 тыс. руб. Хотя объем контрактовых договоров уменьшился, потребность в деньгах на ярмарке не падала, денежный оборот увеличивался. Если в 1835 г. банкиры привезли в Киев 369 тыс. руб. серебром, то в 1861 г. — 2,6 млн., из них было использовано 2 млн. Ярмарочные продажи за тот же период возросли со 195 до 946 тыс. руб. Все же ярмарка, собиравшаяся раз в году в течение двух недель, имела значение главным образом для приезжих. Считалось, что на контрактах можно купить дешевле, чем киевские купцы продавали обычно.

Киевские контракты оказали большое влияние на темпы развития города. В период их становления и успешной деятельности (1798—1861 гг.) значительно поднялся экономический потенциал Киева. Население, в том числе за счет приезжих, ставших киевлянами, возросло с 19 до 70 тыс. человек. Однако лучшие времена для контрактовой ярмарки были уже позади. Причин ее упадка несколько: и крестьянская реформа с отменой крепостного права, и на первых порах неопределенность в отношениях между помещиками и крестьянами, и банкротство многих землевладельцев, развитие железных дорог и пароходства, и некоторые политические обстоятельства. Повлияли также новые экономические условия, в том числе открытие конторы Государственного банка (1860 г.) и начало операций на киевской бирже (1869 г.), которая взяла на себя функции киевских контрактов.

С тех времен киевлянам остался Контрактовый дом, реставрированный в 1999 г. по проекту архитектора Валентины Шевченко. Одновременно она подготовила проект завершения комплекса В.Гесте, но городские власти никак не решатся его осуществить.