Среди древнерусских городов Киев занимает первое место по количеству найденных кладов. Кто только не искал сокровища – авантюристы, обнищавшие землевладельцы, казаки, купцы и князья. Целенаправленным поиском кладов занимался даже литовский гетман Я. Радзивил, отнявший Киев в 1651 г. у войск Б. Хмельницкого. Не редко для определения местонахождения клада прибегали к услугам колдунов и ведьм. Даже дети сооружали запруды на ручьях и после ливней находили в отстойниках целые россыпи старинных монет.
       С середины XIX в. Киев охватывает кладоискательская «лихорадка». Началось большое жилищное строительство, выравнивание улиц и засыпка оврагов. Большинство кладов, найденных в XIX в., были расхищены, как правило – рабочими-землекопами. Подобная судьба постигла и самый большой древнерусский киевский клад, найденный в 1842 г. археологом-любителем помещиком А. Анненковым.
         По слухам, этот помещик Курской губернии был выслан в Киев за жестокое обращение с крепостными. Якобы в знак покаяния он решил на свои средства выстроить новую Десятинную ц. на месте храма X в. В ходе работ у церкви и был обнаружен клад. Анненков утаил находку, хотя это непросто было сделать – найденные вещи едва уместились в два мешка. Сокровища, которым в буквальном смысле слова не было цены, вывезли в Полтавскую губернию, где Анненков приобрел хутор.
Почти весь «Анненковский» клад исчез. По слухам в составе клада были предметы древнерусского времени от мелких ювелирных украшений до золотых сосудов. Проигнорировав историческое значение клада, владелец отдал сосуды в переплавку, выручив за драгоценный металл тысячи рублей. Закончил свою жизнь А. Анненков в тюрьме (1850 г.), куда попал за фабрикацию фальшивых денег (А. Макаров. Малая энциклопедия Киевской старины. – К., 2005).
         Но множество киевских кладов так и остались не найдеными. До сих пор неизвестно местонахождение великокняжеского «Красного двора» близ Выдубецкого мон. Он долгое время был местом пребывания Великих Князей и не раз в смутные времена становился объектом нападений. После смерти Ю. Долгорукого толпа разграбила и сожгла палаты Красного двора. Понятно, что нападавшие ограничились лишь тем, что нашли в горницах, а до секретных подземных хранилищ не добрались.
Не найден также княжеский двор под названием «Рай». Скорее всего он располагался на одном из островов напротив Выдубецкого мон. Со временем Днепр изменил свое русло и остров ушел под воду. После смерти князя Святослава Ярославича в 1076 г. его жена Ода спрятала все свои сокровища где-то в центре Киева. Нестор Летописец писал, что у Святослава были «горы золота серебра». Чтобы они не достались его брату Всеволоду, Ода велела закопать их в землю (Н. Метелкин. Клады Украины. – К., 2005).
        Места находок кладов на территории города расположены очень неравномерно. Почти половина известных кладов приходится на «Город Владимира» – древнейшую часть Киева, место сосредоточения княжеских дворцов и боярских усадеб. Штурмом укреплений «Города Владимира» завершилось взятие Киева татаро-монгольскими войсками в 1240 г., а последние защитники города погибли под руинами рухнувшей Десятинной ц. В этой части города в размещении кладов прослеживается определенная закономерность. Из 29 кладов, зафиксированных на площади в 10 га «Города Владимира», 16 найдены непосредственно возле самой Десятинной ц. Все эти сокровища были обнаружены еще в XIX-XX вв.
        Во времена Киевской Руси монастыри были довольно богаты и прятали свои ценности в подземных галлереях. В соборах же часто хранилось золото Великих Князей. В 1706 г. в разгар войны со шведами Петр I, зная о том, сколь богата Печерская Лавра, приехал в Киев, чтобы заставить духовенство раскошелиться на нужды войны. Но четыре монаха тайно и умело спрятали казну монастыря, да так, что государю, как ни старались его помощники, пришлось довольствоваться малым. Монахи же дали обет сохранять тайну церковного клада до конца дней своих. В 1898 г. проводился ремонт в одной из церквей Лавры. Необходимо было снять на хорах ветхий деревянный пол и заменить его новым. Строители оторвали доски и начали разбивать ломом под ними щебень. Там и была обнаружена секретная ниша с монастырской казной. Клад насчитывал 6184 золотые монеты общим весом 26,655 кг и 9895 серебряных, весивших 267,345 кг (Т. Ананьева. «Остров сокровищ» на Днепре. – Интернет-газета «Трибуна», 28.08.2004; С. Климовский. Клад из руин Десятинной церкви // «Восточноевропейский археологический журнал», №9-10 2000; С. Венецкий. Где клады зарыты? – «Знак вопроса», №7 1989). До сих пор где-то в Лавре спрятана рака Феодосия Печерского, на изготовление которой ушло «500 гривен сребра и злата 50 гривен…».
        Историк Д. Яворницкий убежден, что мятежный гетман Мазепа бросил в Днепр сундук с золотом, спасаясь от войск Петра после Полтавской битвы. В поисках этого клада были расчищены от завалов пещеры Кирилловского мон. (П. Толочко. Таємницi Київських пiдземель. – К., 1968).
      По преданиям, места некоторых кладов обозначены в древних рукописных книгах. Древнеславянские рукописные книги представляют огромную историческую ценность. Кроме библиотеки Ярослава в Софиевском соб. значительное собрание книг хранилось в Великой Печерской церкви (Успенский соб.), при храмах и монастырях, заложеных до татаро-монгольского нашествия. Вашему вниманию предоставляется фрагмент рукописи так называемого «Списка Лещинского».  Он был опубликован в альманахе «Киевская старина» в 1883 г. Большинство из этих сокровищ не найдено до сих пор. Фрагмент содержит информацию о легендарных кладах, расположенных в Киеве и его окрестностях:

  «1. В Киеве, на Крещатике, в прежнем дворе Попова, под колодою и плодовым кустом зарыт казан денег.
    2. В Киеве, на Крещатике, под черемхою зарыт глек червонцев.
    3. На Лыбиди в могиле зарыто 40 000 червонцев.
    4. На Дальних пещерах под ясенем зарыто полтора ведра червонцев.
    5. На Печерском, подле церкви Николая, с угла от Красницы горы, зарыт казан денег.
    6. На горе Дитинке, на краю, зарыт бочонок червонцев.
   7. На старом Киеве, против дома Федотова, в саду наследников Кандибы есть могила, обсаженная деревьями и в ней по преданию скрываются древности.
    8. За Андреевским валом есть могила, в которой закопан сундук с деньгами.
    9. В Киеве, во Львовской браме, на нижнем смежном валку, с левой стороны, зарыто множество серебряной посуды.
    10. В Киеве, против Паньковщины, на горе Волковне, а против нее дубовый пень, от нея на три шага влево зарыт казан червонцев.
    11. На горе Киселевке (Замковой), в Киеве, по левый бок от церкви Воздвижения, на краю горы, в яру есть погреб с 14 бочонками серебра.
    12. В Кирилловском есть став, подле става пещера с входом: при входе над головою вверху малая дыра, которая проведена насквозь в землю. В той пещере зарыты карбованцы, а в шести шагах от входа в нее будет чулан, и под порогом чулана лежит казан червонцев.
    13. Против Приорки к Вышгороду есть на долине три сосны по Белому озеру, на тех соснах приметы – на одной один, на другой два, а на третьей три ноля нарезано, и между теми соснами воловая кожа денег.
    14. На Зверинце против Петровец, пониже озера, против вербы, зарыт сундук с деньгами.
    15. В роще под Киевом, на краю, возле Васильковской дороги, между двумя валками, на которых стоит по одной березе, зарыто серебряной посуды 200 пудов и серебряных вещей.
    16. В середине рощи, в яру, под Киевом, возле тройной сосны, из одного корня выросшей, из которых на одной сосне нарост, на другой ратищем кора пробита и посередине забит железный шкворень, на запад солнца в три аршина от тройной сосны, зарыт большой горшок серебряных рублей и меньшой червонцев.
    17. На Лыбидской дороге, которая начинается от рощи, там, где осыпается, в три аршина зарыты казан и глечик червонцев. Примета – большой камень.
    18. Под Киевом, в роще, близ валка, над дорогою стоит береза с тремя вершинами или коленами, и от нея к заходу солнца в трех шагах лембик червонцев зарыт и разныя вещи.
    19. Близ Киева, в роще, по той речке, как идти из Киева в Борщаговку, в вершине этой речки есть среди ручья яма, в которую гайдамаки и Пивень сотник впустили два бочонка денег.
    20. Под рощею между дорогами, под кривою березою, в трех шагах на запад – казан червонцев.
    21. За Золотыми воротами, вправо, в нижней 2-й батареи, именуемой Змиевой пещерою, под правый бок, на 12 шагов в сторону от Вознесенской церкви, в колено зарыта прикащиками у хозяина винарни, бывшей на Подоле близ церкви Воздвижения над канавою, богатого и безродного грека, шкатулка с червонцами, во времена гайдамачина.
    22. По дороге из Киева в Белгородку, в вершине Святошино, есть раздол или яр, в яру стоит сосна толстая, в корень ея заколочен шинал, против него закопаны деньги. Там же ниже от реки есть сосна бортяная, в которую врезан конский копыт. Против сего места недалеко закопана большая трехгранная бутылка червонцев.
    23. Там же в Святошине, близ реки, терновый куст над дорогою, и в этом кусту зарыт казан червонцев.
    24. В селе Мостищах (Мостицкий р-н) подле ямы и двух дубов, на восток, целая ноша серебряных рублей в рядне, а под этим кладом, глубже в колено, положен кувшин червонцев.
    25. По дороге из Мостищ в Горенки (в сторону Пуще-Водицы) и от Горенки к Межигорью, не доезжая, надобно смотреть в левую сторону три сосны с приметами, между которыми зарыты деньги в колено.
    26. По дороге из Мостищ в Горенки и из Горенок к Межигорью, не доежая, стоит по левую сторону дуб, в него забит ствол, от этого дуба на север в пяти шагах зарыт казан червонцев.
    27. Ниже Мостищ находится остров, выдавшийся из Ирпеня в пустыню. На этом острове разбойники зарыли 7000 червонцев и золотой крев. Сверху примета над червонцами крушиновый куст и близ него дубовый куст, под которым и клад.
    28. По дороге из Киева к Броварам насупротив 9-й версты направо стоит сосна разведена, под тою сосною большой клад денег разного сорта и много серебряной посуды.
    29. Против старого перевозу Сорокотич есть камень против села Рытячи, а под камнем клад денег.
    30. За Днепром подле красного трактира стоит сосна, а на той сосне вырезаны знаки: сабля и пика, и не глубоко под сосною зарыты саквы червонцев.
    31. В селе Пирогове недалеко от корчмы есть клен, под которым казан червонцев.
    32. За Днепром в софийском бору есть яр, по которому надо идти досамой вершины на раздолье: тут будет большая куча муравьев и дуб меж ними изрытый… (фрагмент утрачен).
    33. Насупротив перевозу, где в водополицу полную паром пристает, стоит сосна на восток от пристани и в трех шагах от нее казан червонцев на 3 человека.
    34. По дороге в Межигорье по правую сторону крест с изображением распятия, внизу же криница, выше той криницы на бугре сундук денег.
    35. Там же против пустой каплицы колодезь, через яр по дороге от Межигорья – по правую сторону или по левую, не доезжая Межигорья, стоит липа в песку, а под липою медное барило денег, три полумиски серебра, и 20 стаканов серебряных вызолоченых.
    36. По пути из Киева в Бровары есть место у Вигуровки над яром с крестом и подле клад.
    37. Над Водицею есть дуб и сосна, между которыми под сосною, на край, вырезаны голова и посреди крест, зарыты деньги на 12 человек.
    38. За Днепром бежит ровчак из Дарницы и около него стоят три сосны, из которых на одной вырезаны копье и сабля. Там с края леса лежат червонцы…» (Клады в Киеве и его окрестностях // ж. «Киевская старина», №6-8 1883; А. Низовский. Зачарованные клады России. – М., 2001).

          Клады времен Второй Мировой войны – тема отдельного разговора. В сентябре 1941 г., когда германские войска подступили к Киеву, вместе с беженцами на восток отправились несколько грузовиков с активами Киевского отделения Госбанка СССР. Они везли несколько тонн золота и драгоценных камней. Грузовики застряли где-то в р-не Малой Березанки, между Згуровкой и Яготином. Кругом были немцы и золото пришлось закопать. Операцию по сокрытию золота выполнили несколько бойцов штрафбата. Их тут же расстреляли. Руководители операции вскоре погибли при прорыве из окружения, а архивы Юго-Западного фронта не сохранились.
        Профессия кладоискателя порой очень опасна. Так, например, в 1842 г. неподалеку от Десятинной ц. такой «археолог-любитель» нашел клад старинных изделий из золота и серебра. Тайно вывез его в свой дом. Утром клад исчез, а самого хозяина нашли мертвым.
       В 1863 г. археологи, раскапывая Чартомлыкский курган, что в 20-ти верстах от Никополя, наткнулись на скелет древнего кладоискателя. После того, как скифы насыпали огромный высотой более 20 м курган над могилой своего царя, сюда вернулось несколько человек. Проделав узкий лаз в глубину насыпи кладоискатели подобрались вплотную к сокровищам. Неожиданно произошел обвал, который и похоронил одного из грабителей. Напарники в страхе разбежались, посчитав это наказанием свыше. Рядом с останками археологи нашли ведерко до краев наполненное золотыми украшениями (А. Соломко. «Охотники» за сокровищами // газ. «Зеркало недели», 02.02.2002).

Магия кладоискательства

         Говорят, что на праздник Крестовоздвиженья на вершине холмов материализуется Царь Уж. Эта крупная змея с короной на голове является хранителем кладов. Иногда на кладоискателей набрасывается «Кот-Котобрыс» – черный кот с горящими глазами, самый страшный защитник кладов. По другим славянским поверьям, клады охраняет Ховала – дух с 12-ю светящимися в ночи глазами. Дух обитает там, где зарыт клад; ослепляет всех, кто пытается нечестным путем добыть сокровища (А. Кононенко, С. Кононенко. Персонажи славянской мифологии. – К., 1993).
         По поверьям, клады являются в различных образах: стариком, лошадью, клубком, собакой, петухом. Толкните старика, ударьте собаку и они рассыплются в виде денег. Но как догадаться, кто перед тобой? Верное средство – иметь цветок папоротника.
         Если ночью или поздним вечером встретился человек, который предлагает вам деньги и водку – откажитесь, иначе не сможете воспользоваться найденым кладом. Более того, этот клад придется сторожить уже вам. Однажды перед одним кладоискателем появился призрак и произнес: «Зачем ты роешь, беду на себя накликаешь, я вот тоже копал, копал, да сюда и попал; беги лучше скорей, а то товарищем мне будешь». На Аюдаге (Крым), согласно легендам, закопан медный медведь, набитый золотыми червонцами. Как только очередной кладоискатель воткнет рядом лопату, медведь тут же начнет реветь. Существуют поверья, что молнии часто бьют в места, где закопаны клады. Эти рассказы не лишены основания, так как почва, где зарыт клад, обладает повышенной электропроводимостью (Молния с комментариями  // ж. «Техника-молодежи», №10 1963).
        Вначале XIX в. в Киеве обитал идиот-оборванец Охрим-Латка. Вся одежда его была в заплатках. Подметили горожане, что в грозовые дни идиота так и тянет на днепровские кручи. Охрим весело плясал под проливным дождем и радостно мычал, глядя на небо. И вот однажды ночью в вершину горы, на которой бесновался оборванец, ударила молния. Утром благочестивые горожане забрались на холм, чтобы унести тело Охримки. Но покойника нигде не было, обнаружили лишь странную ямку. На ее обожженом дне лежала старинная золотая монета. Вскоре живого и невредимого Охримку увидели на Подоле. Одет он был в дорогой барский костюм и цилиндр, в руке держал лорнет. Вчерашний идиот-оборванец зашагал в сторону почтовой конторы, где уселся в готовый к отправлению дилижанс (В. Бурлак. Тайны старого Киева. – М., 2007). Видимо, удар молнии разбудил дремлющий ум Охримки. Придя в себя он обнаружил богатый клад, разрытый ударом «небесного огня».
         Еще Боплан в середине XVII в. писал, что каждый казак имеет свою «схованку» с захваченным у турок «добром». Под Уманью ходят упорые слухи о несметных сокровищах, спрятанных в казацкой могиле на окраине одного села. В этих местах воевал сподвижник гетьмана Б. Хмельницкого М. Кривонос. В коце 80-х гг. прошлого века из России приехал студент-археолог, владеющий приемами ведения раскопок. Поздно ночью, произведя предварительную разведку и взяв с собой помощника, он отправился на поиски сокровищ. Ночь была теплая и звездная, работа спорилась – земля черноземная и копалась легко. Дело близилось к полуночи, как вдруг лопата, упершись во что-то твердое, громко зазвенела. В тот же миг студенты увидели перед собой черную тень – в нескольких шагах от разрытой могилы, едва сдерживая за поводья разгоряченного буланого коня, гордо и уверенно держась в седле, на них строго смотрел незнакомец. Призрак казака наклонился к краю могилы и укоризненно покачал головой. Взмахнув нагайкой и закричав: «Чужого не займай!», он под топот лошадиных копыт, скрылся в темноте. Горе-кладоискатели в ужасе бежали от заколдованного места.
         Существовала даже примета, по которой казаки и гайдамаки закапывали награбленное в курганах: «Как солнце восходит – встань на курган и смотри на свою тень; заметь то место, где кончается тень от головы, беги и копай. Сверху будет железное кольцо, тяни и вытянешь шкворень; копай глубже, затем – дужка и казан».
          Всевозможные мистические уловки применяли хозяева скрываемых сокровищ. Так, клад, открытый в сентябре 1998 г. по ул. Владимирской 12, был зарыт с исполнением магического обряда. Яма под него была доведена до глубины чистого материкового суглинка – той самой «чистой земли», в которую язычники опускали покойников. Но этого оказалось недостаточно и владелец клада дополнительно очистил место огнем, о чем свидетельствует обожженность дна ямы и закопченность ее стенок.
         Очищение места огнем широко практиковалось в языческих обрядах славян. Огню поклонялись и киевляне, для которых он был олицетворением первоначально бога Сварога, а затем его сына Сварожича. Вера в магическую силу огня восходит, вероятно, еще к эпохе поздней бронзы, когда он использовался для очищения для погребения.
         Когда завернутые в лыко или лозу вещи были уложены в яму, их магически «закрыли» с помощью двух положенных сверху замков, прочитав, вероятно, при этом заклятие, должное вместе с ними уберечь клад от случайной находки.
          Находки замков в кладах не единичны. Иногда их дополняет или заменяет топор, призванный защитить сокровище и покарать грабителей. Известно два случая наличия в кладах ключей. Замки и ключи часто находят в жертвенных ямах XII-XIII вв. То же касается и миниатюрных копий топоров-амулетов. Находки самих топоров также известны как в кладах, так и в жертвенных ямах.
         Говорят, что место, где зарыт заклятый клад заметно издалека – по ночам над ним сияние пробивается. Это случается на Пасху и в ночь на 7 июля (Иванов день). 23 мая (день Симона Зилота) также считалось наиболее благоприятным временем для поисков подземных сокровищ. Но клад можно добыть только при исполнении определенных условий. Иногда условия так просты, что никому и в голову не придут. Не зная заклятия, произнесенного хозяином сокровища, начнете его разрывать: чем глубже будете рыть, тем глубже будет клад в землю уходить. Клады могут оберегать и убитые, «заклятые жертвы», зарытые в том месте, где лежат сокровища.
         Народные предания часто содержат подробные инструкции, как вести себя при обнаружении клада. Настойчиво советуют не забирать все сокровища, а оставить немного – на откуп невидимому стражу. Извлекать клад следует сбоку, а не сверху – сокровища рассыплются, а с ними рассыплется и заклятие. Кладоискателю строго запрещено браниться или поминать нечистую силу.
         Иногда клад зарывается «на определенное количество голов» – людей, которых необходимо убить, чтобы добыть сокровища. Клад, зарытый с недобрым зароком, нечистая сила старается кому-нибудь подсунуть: «Кто достанет такой клад, тот в добре не бывает: иль-бо умрет в одночасье, иль-бо с кругу сопьется, иль-бо в напасть попадет какую». Иногда заклинают на мать, на отца: добывший клад должен непременно лишиться кого-то из своих родных (Н. Маркевич. Обычаи, поверья, кухня и напитки малороссиян. – К., 1860; М. Власова. Русские суеверия: Энциклопедический словарь. – СПб., 2000).
        Нечто подобное произошло с Юрием К. Вырос он в старинном городке на западе Украины. Первый клад, еще в детстве, помогла ему найти домашняя свинья. Роясь в их огороде она наткнулась на небольшую шкатулку. Ее раскрыли и увидели полуистлевшие документы, письма и сверток, в котором оказались несколько перстней, серьги и пятьдесят золотых николаевских червонцев.
        В Гражданскую войну в доме его прадеда, бабушкиного отца, прятался молодой офицер армии Пилсудского. Когда в город входили красные, офицер ночью убежал и больше не возвращался. Должно быть, он и зарыл свои сбережения в огороде. Настроение у бабушки было мрачное: «Попомни мои слова, Юрко: клад всегда выкупа требует. Как бы теперь чего плохого не случилось». На вырученые деньги семья смогла переехать в Киев, о чем давно мечтала. Вот только бабушка умерла накануне переезда.
         Поступив на факультет истории искусств, Юра больше всего полюбил археологию – сказалась тяга к кладоискательству. Вместе с приятелями, такими же «черными археологами», Юра впервые узнал, что клады можно найти в любом старом доме. Подвалы и чердаки жители охотно захламляют, но вот чистят и разбирают крайне редко. Там скапливаются настоящие археологические пласты рухляди, среди которой попадается и нечто ценное.
        С возрастом юный кладоискатель набирался опыта. Он понял, что зарытые второпях клады – ничто в сравнении с кладами «постоянного хранения», погребицами или ухоронками. Они в старину заменяли торговому люду банковские сейфы. Делали ухоронки многоэтажными, на нижнем ярусе помещали самое ценное, а в верхний ярус часто наведывался и сам хозяин – пополнить запас наличности.
        Делали такие «сейфы» с защитой от пожара, выкладывали камнем и располагали на территории подворья владельца. В архивах Юра искал и находил старинные планы городов и городишек, где были обозначены усадьбы зажиточных купцов, каменные дома состоятельных горожан. Даже при полном разрушении таких домов их фундаменты использовали для повторного строительства.
         Первый свой настоящий клад Юра вычислил в Самаре, которую давно наметил себе как волжскую Голконду. Купеческий город стоит на торговом перекрестке, к тому же именно в тех местах постоянно случались то бунты, то набеги. На месте усадьбы зажиточного купца XVIII в. теперь стоял дом, построенный в 1899 г. Дом обветшал, но в нем все еще ютились жильцы, в основном старики. В одном из углов на глубине 2 м кладоискатель наткнулся на погребицу. Она состояла из трех уровней. На верхнем нашелся истлевший кошель с екатерининскими монетами, ниже лежала кубышка с золотыми монетами разных времен и народов. А на самом нижнем уровне покоились три безвозвратно истлевшие иконы в богатых окладах – золотых с самоцветами… Жаль только, что часть денег пришлось истратить не на квартиру в центре Киева, а на похороны мамы. Клад потребовал своего выкупа.
         Третий его клад, найденный под знаменитым «Домом с химерами» в Киеве, совпал с обширным инфарктом у отца… Юра нашел в киевских архивах упоминания о добротном многоуровневом фундаменте «Дома с химерами», куда по распоряжению хозяина был вмурован замаскированный сейф. Чтобы разобраться в его конструкции, кладоискатель связался со старинной английской фирмой, которая в 1895 г. делала тот самый сейф. После года подготовки он сумел пробраться в здание, где в то время размещались небольшие государственные учреждения. Он просто зашел туда к концу рабочего дня по какому-то пустяковому вопросу, а потом спрятался в туалете, дожидаясь, пока все уйдут.
         На втором уровне подвала и отыскался замурованный сейф. Старинная конструкция оказалась очень надежной, пришлось попотеть с набором слесарных инструментов. Однако содержимое сейфа оказалось весьма богатым. Вместе со старинными ценными бумагами, в том числе документами на вклады в лондонских банках, в сейфе оказалось немало дорогих ювелирных украшений (Охотник за сокровищами – Сайт «Байки кладоискателя», http://bajkikladoisk.narod.ru).
         В усадьбе бывшей ц. Николая Слупского по ул. И. Мазепы (Январского восстания) 3/2 была обнаружена лабиринтная система подземных камер, соединенных между собой короткими отрезками галерей. Вход в эту систему открывался на краю днепровского склона, над Парковой дорогой. В стенах этого сооружения зафиксировано большое количество ниш для светильников, а также замаскированный тайник (к нашему времени уже пустой).
         Клад серебряных польских монет XVII в. был найден в пещере у подножья Уздыхальницы (р-н пересечения ул. Боричев Ток и Покровского пер.). Возможно, здесь распологался большой хозяйский погреб, используемый хозяином для тайника.   
Подземелья хозяйского типа занимают значительную часть из общей численности средневековых подземных сооружений Киева. Сведения о почти сотне древних погребов можно найти в книге Т. Бобровского «Підземні споруди Києва» (К., 2007).