Загрузка

Заказ экскурсий

+380 44 364-51-11

+380 68 121-44-58

tour@interesniy.kiev.ua Заказать экскурсию

Хочу экскурсию

Начался весенний месяц апрель. Оживает после утомительного зимнего сна природа… И для иудеев, и для православных, и для католиков он, как его не называй: нисан, апрель или april — месяц священный. Евреи отмечают Песах — день исхода своего народа из египетского рабства, христиане — Светлое Христово Воскресение, или Пасху… В пасхальные дни представители всех этих вероисповеданий дружно пытаются "очиститься от скверны", стараются простить друг другу вольные или невольные обиды и прегрешения.

Деяния одного из народов, потребовавшего убийства Иисуса Христа, позже горьким эхом отозвались для него самого. Так, еще в XIII—XV столетиях евреи были изгнаны с севера Италии, из Испании, Португалии, Франции, Англии, Германии. Таким образом, большинство из уцелевших представителей еврейского народа оказались в Восточной Европе — преимущественно на польских и западноукраинских землях. Восточные земли Украины принадлежали в то время России, которая только в 1794 году «милостиво позволила» евреям селиться на ее территории. Не прошло и 10 лет, как империя утвердила пресловутый закон о «черте оседлости» для лиц иудейского вероисповедания. Закон распространялся на земли Польши, Литвы, Белоруссии и правобережной Украины, которые входили в состав «единой и неделимой». Евреям дозволялось проживать лишь в 25 губерниях «черты оседлости» (10 польских губерниях и 15 губерниях в Украине, Белоруссии, Прибалтике и Бессарабии). При этом евреям воспрещалось проживать в селах, а дозволялось «компактно селиться» лишь в городах и местечках. В таких городах, как Киев, Одесса, Полтава, евреям разрешалось проживать не на всей территории, а в специально отведенных «частях».

Евреи с высшим образованием, богатые купцы, некоторые категории ремесленников и бывшие военнослужащие царской армии могли (хотя и с большими ограничениями) селиться за «чертой оседлости». На рубеже XIX—XX веков в Российской империи проживали 6 миллионов евреев, 44% из этого количества находились на территории современной державы Украина. Несмотря на наличие в среде еврейства приличной прослойки богачей, большинство еврейского народа проживали в местечках в нищете и тесноте. Типовое местечко состояло из смешанного населения — еврейского и нееврейского, хотя существовали и абсолютно еврейские местечки. Вот в таких условиях евреи были вынуждены сохранять свои традиции и культуру.

Приняв православную веру, еврей, по законам царской России, сразу же уравнивался в правах со всеми гражданами. Но отречься от своей веры для большинства евреев означало духовную смерть, поэтому подобное воспринималось как измена, а «выкрещенцы» в глазах большинства евреев становились «выродками» и изгоями. После разрешения властей на эмиграцию лиц иудейского вероисповедания, дарованного им в 1897 году, этим правом (до середины 1915 года) воспользовались полтора миллиона иудеев, абсолютное большинство которых оказались в США. Так случилось, например, и с семьей киевлянки Голды Меир, которая выехала в Америку в 1906 году, чтобы стать впоследствии и первым послом Израиля в СССР, и премьер-министром этого ближневосточного государства…

Когда в 1917 году Временное правительство принялось ликвидировать дискриминационные законы, пришлось упразднить 140 актов (!), которые ограничивали права евреев…

Условия, в которых проживали евреи, привели их к самоизоляции. Поэтому нееврейское население мало знает об истории, религии и культурных традициях этого древнего народа. Сыграла свою роль и политика антисемитизма, которая столетиями культивировалась в Российской и советской империях… Ее последствия, как и немецкая политика времен Второй мировой войны, — трагичны и ужасны для миллионов евреев. Оставшиеся в живых и их потомки сумели создать независимую державу — Израиль, укрепиться в Америке и Европе. Проживает немалое число евреев и в современной Украине.

Празднуя Песах уже более трех тысяч лет кряду, каждую весну евреи всего мира как бы заново проходят путь от рабства к свободе, делая каждый шаг этого путешествия частью своей собственной жизни.

В дореволюционном Киеве в канун праздника Песах евреи устраивали «генеральную уборку», схожую с той, которую описывает Александр Маймон на страницах электронной газеты «Земля под ногами»: «Синее, безоблачное небо, весна в разгаре. Самое время наводить чистоту и блеск. Поэтому особенно тщательно подметаются улицы, убираются даже недоступные закоулки…

Проходя по улице, будьте осторожны, особенно под балконами — сверху могут драить полы, и вода с чудесным ароматом апельсинов, лимонов, хвои и всех на свете цветов может тонкой струйкой политься на вашу голову. А сам аромат разносится по всей округе. Открываются окна, отмываются от следов зимних дождей, стреляют солнечными бликами-«зайчиками».

Звуки громких, резких хлопков — это кто-то усердно выбивает ковры, подушки и одеяла… Мусорные контейнеры на улицах мгновенно наполняются огромными мешками, набитыми изношенными вещами, сломанными игрушками, обломками стульев, облупленной посудой и прочим хламом, который мог бы храниться десятилетиями, если бы раз в год не наступал Песах.

Дети дружно поедают питы и печенье, сидя на улице. Их не выгнали из дома — просто в этом доме уже закончена уборка, и хлеб едят снаружи, чтобы не разнести крошки.

Пекарни дружно пекут мацу, а люди дружно ее покупают. Спрос большой. Коробки большие и маленькие, машинной выпечки и ручной, в яркой упаковке и в очень скромной — есть множество вариантов на любой вкус и кошелек. Объявления о предстоящем кашеровании посуды в кипящей воде, агалат келим, сообщают о времени и месте этого необычного действа. Картина весьма живописная — мальчишки с вьющимися пейсами принимают посуду от раввина после того, как он проверяет ее на чистоту, кладут ее в большие металлические сетки и с помощью длинных шестов опускают в огромные кипящие котлы.

Над котлами поднимается пар, под ними полыхает пламя мощных горелок, а рядом терпеливо стоят хозяйки с большими сумками и тележками, нагруженными посудой, ожидая своей очереди.

Главным предпасхальным событием станет, бесспорно, поиск хамца и его сжигание в последние сутки перед праздником. Вечером накануне Песаха дети с нетерпением ждут возвращения отца с вечерней молитвы. Уже спрятаны по дальним углам кусочки хлеба, завернутые в фольгу. И вот зажигается свеча, произносится благословение и начинается поиск.

С улицы картина выглядит достаточно необычно — еще не поздно, а в домах гаснет свет, отблески свечей и тени мелькают в темных окнах, слышны оживленные детские голоса… Утром следует продолжение — вначале разводят костры, но маленькие, «семейные». Затем выносят мешочки с хлебными крошками, в том числе и теми, которые искали накануне вечером при свете свечи. Собран также хлеб, который ели сегодня утром в последний раз перед праздником. Многие устраивают эту последнюю хлебную трапезу вне стен дома.

Хамец сжигают, папы расходятся, а дети, как правило, еще долго крутятся вокруг костров, пока не выйдет кто-нибудь из взрослых с ведром воды, чтобы залить огонь, и не напомнит: «Достаточно, Песах скоро, некогда развлекаться». Гаснут костры, дымок курится едва заметно, иногда кто-то из деток подходит поворошить остывающие угольки, раздуть один непогасший…

А из домов отовсюду разносятся ароматы кухни — готовятся к Седеру. И это уже совсем скоро».

С чего же начинается сам праздник? С особой молитвы — Кидуша, которую читают над бокалом с напитком из плодов виноградной лозы. На этом празднике читаются четыре заповеди и выпиваются четыре праздничных бокала. На столах праведных евреев маца, горькая зелень, яйца, харосет, карпас и хазерет. Каждый из этих продуктов несет особую смысловую нагрузку. Маца — символ рабства в начале Седера и символ свободы в конце его. Горькая зелень, вкус которой напоминает о горечи рабства, носит название Марор. Бейца — крутое яйцо. Оно символизирует стойкость Израиля: чем больше его варят, тем оно становится крепче. С яйца традиционно начинают трапезу скорби, а у евреев не может быть полной радости, пока Храм не восстановлен. Карпас, лежащий на подносе, — «плод земли», подобный траве, он является символом жизненной стойкости. Соленая вода напоминает евреям о слезах, что их предки проливали в Египте. Наконец, харосет — пюре из яблок, вина и толченых орехов, — служит напоминанием о глине, из которой предки нынешних евреев делали кирпичи в Египте.

«Нашим детям и внукам весело на этом празднике, и мы, люди, у которых за плечами годы войны, лишений и притеснений, испытываем чувство гордости за то, что мы — евреи. Мы вспоминаем те времена, когда наши родители и бабушки тайком пекли мацу, чтобы отметить праздник Песах, и боялись открыто сказать, что они евреи», — констатирует нынче председатель Очаковской еврейской общины Ефим Твардовский.

Есть что вспомнить и киевлянам. В 1958 году в Киеве разразился скандал, вошедший в историю под народным названием «маца». Вот как описывает случившееся тогда Павел Позняк: «Конец 1950-х — это уже начало так называемой оттепели. Она проявлялась не только в относительной свободе мышления и творчества, но и в отношении властей к отправлению отдельными гражданами религиозных ритуалов. В продаже, например, появились румяные пасхальные куличи, правда, именуемые весенними кексами. А один из киевских хлебозаводов отважился даже испечь мацу — непременный атрибут еврейской Пасхи.

Репортер газеты «Вечерний Киев» Анатолий Альперин первым узнал об этом и, не будучи уверенным, что эти кулинарные изделия найдут путь к открытому прилавку, договорился с изготовителями о приобретении небольшого количества мацы — для себя и своих приятелей.

Как сегодня, помню весенний день 1958 года и замешательство в редакции газеты «Вечерний Киев», где я в то время начинал свой путь в журналистику. Люди собирались небольшими группами, шептались, вздыхали. Причины такого странного поведения стали понятны уже на партийном собрании коллектива, состоявшемся через несколько дней.

Упомянутый Анатолий Альперин, опросив сотрудников еврейской национальности — а их было в редакции, включая технических работников, более десяти, — сделал на заводе заказ и приобрел несколько килограммов мацы. Но чтобы не нести увесистую торбу с полулегальным товаром в редакцию, оставил ее на кратковременное хранение в соседнем мебельном магазине, где у него работали приятели. А туда неожиданно нагрянула проверка…». Выяснили происхождение и назначение «ритуального хлеба», за дело взялась родная коммунистическая партия. Редакция была разгромлена, большинство сотрудников-евреев, пожелавших купить эту злополучную мацу, — безжалостно уволены. Среди них оказались первоклассные специалисты, которые затем не могли нигде устроиться на работу… Такая вот «маца по-киевски» образца 1958 года.

Будем надеяться, что подобное кануло в Лету. А пока — с праздником! И как уже много веков произносят иудеи по окончании Седера: «Лешано га-бо Бирушалаим!», что означает: «В следующем году в Иерусалиме!».

Тэги: Праздники

Лайк
0
Tweet
0
Нравится
0
Pocket
0
+1
0

11 комментов.

особенно порадовала фраза «Деяния одного из народов, потребовавшего убийства Иисуса Христа..!»
Далее: «В таких городах, как Киев, Одесса, Полтава, евреям разрешалось проживать не на всей территории, а в специально отведенных «частях»» — ну не бред ли?

18:39 13.04.2006 alex_anisimov

Дорогие друзья!

Если хотите обвинить меня в плохом отношении к еврейскому народу, не получится. Даю еще одну ссылочку, например: http://www.profil-ua.com/yesterday/14/43/
Если в некомпетенции – возможно. Не боги горшки обжигают.
Гораздо хуже не то, что кто-то пишет коряво, а то, что о великом народе с великой культурой и великой трагедией пишут очень однобоко либо антисемиты, либо семиты. А ведь все мы – русские, украинцы, белорусы, поляки и т.д. и т.п. частичка великой нации землян. И очень печально. Что в масштабах общеукраинской периодики о Пейсахе почти никто ничего не написал, кроме специализированных изданий типа «Бей жидов», или, наоборот «Мы – самые избранные».
Извините за тон.
Арсению большое спасибо, что вывесил статью в своем ресурсе, который с удовольствием читаю и наблюдаю за его ростом. «Ляпсусы» проглатываю. Важно то, что «Интересный Киев» очень способствует Любви и Человечности.
Спасибо!
Честно говоря, не хотел реагировать, но почему то не сдержался.
Можете мне на эту ремарку не отвечать.
С меня не убудет.
Александр Анисимов

Извините, пожалуйста, за слишком уж резкий тон — не хотел никого обидеть.
Просто та фраза меня сразила наповал! Снова открываю статью — опять хочется ответить!
А в целом отлично написано.

20:40 13.04.2006 alex_anisimov

Простите за резкий тон и меня.
Кстати, когда я писал о Киеве, Одессе и Полтаве… имел в виду, что в губернских центрах рядовые евреи (мелкие торговцы, ремесленники, кустари) не имели права именно СЕЛИТЬСЯ в престижных районах. Исключение — крупные купцы, юристы, банкиры, врачи, то есть те, кто имел весомый имущественный ценз. Остальные — как в Киеве, например, могли проживать в районах, примыкавших к Старокиевской и Печерской ПОЛИЦЕЙСКИМ ЧАСТЯМ, но не на их административных территориях. Этот факт закреплен в унизительных документах. которые рождались у тупорылых чиновников МВД России, а нынче сохранены в архивах.
Спасибо!

но под «той» фразой я имел в виду предложение о распятии Христа…

Значица так (с)

В черту еврейской оседлости входили определенные губернии, в том числе по Украине — Волынская, Екатеринославская, Киевская, Подольская, Полтавская, Таврическая, Херсонская, Черниговская. Изначально это значило, что евреи могут свободно селиться в любом месте любого населенного пункта этих губерний, где только могут позволить себе обзавестись жильем. И, к примеру, в начале XIX века в Киеве евреи жили где хотели и где им удобно было делать свой маленький бизнес.

Но.

Различные правительственные акты «вырезали» из черты оседлости отдельные составляющие. К примеру, в 1882 году евреям было запрещено вновь селиться в селах и деревнях. Им оставались для поселения только города и местечки.

Далее. В разное время 4 города внутри черты объявлялись запрещенными для постоянного проживания евреев: Киев, Николаев, Севастополь и Ялта. Киев — как священный город православия, Николаев и Севастополь — как имеющие особое оборонное значение (сказалась молва о «евреях-шпионах») и Ялта — как место отдыха императорской семьи.

В частности, Киев очистили от евреев на основании указа Николая I 1827 г. (реализация указа заняла несколько лет). В итоге евреи не имели права здесь жить оседло, не имели права владеть в Киеве недвижимостью, а могли только приезжать на время по коммерческим делам, всякий раз испрашивая особый пропуск, и при этом вплоть до 1858 г. должны были селиться на строго определенных постоялых дворах.

А, начиная с 1859 года, Александр II ввел новый подход к черте оседлости. Фактически, этим подходом из еврейской среды выделялись те, кто доказал свою способность к нормальному взаимоотношению с нееврейским окружением. Им было предоставлено право жить повсеместно по империи, на равных правах с неевреями, в любом районе любого города. Вначале такое право получили купцы, пробывшие 5 лет в первой гильдии, и евреи — иностранные подданные. Затем: с 1860 г. евреи отставные солдаты гвардии (а с 1867 г. вообще все евреи отставные солдаты из бывших рекрут), с 1861 г. лица с высшим образованием, с 1865 г. ремесленники (по сдаче экзамена и только на время занятия ремеслом) и т.п. Естественно, все эти категории могли жить и в Киеве, одновременно содействуя поселению сюда и других евреев. Скажем, по разрешительному свидетельству одного купца 1-й гильдии можно было поселить в Киеве, кроме него самого, семьи и слуг, еще 10 евреев-приказчиков.

Наконец, в 1861 году было принято решение Государственного совета специально для Киева о евреях, которые могут иметь здесь временное проживание. В их число вошли учащиеся — на срок обучения, больные на лечении — до выздоровления, служащие — на время службы, прибывающие на рынки — в торговые дни и т.п. Вот для этих временно проживающих была дозволена только Плоская, а впоследствии и Лыбедская полицейская часть.

Спасибо за такой точный комментарий и за вчерашнюю помощь.Жаль что Вы так рано убежали и не присоединились к нам в чаепитии.

И Вам спасибо за инициативу и приятную компанию.

Собственно, мы с молодым человеком завозились на западном склоне (там еще осталась масса мусора) и не уловили всеобщего ухода.

С западной стороны, кстати, остался полуразрушенный участок кирпичной стены, ограждавшей кладбище Флоровского монастыря. В качестве трофея мы разжились почти целым кирпичом с клеймом «КПЛ 1848″ (кирпичный завод Киево-Печерской лавры, который был когда-то возле Демиевки)

Таки это ограда кладбища?Интересно.Я думал все же глушилки.

В древности не было аптек ukonkemerovo лекарства врачи составляли сами.

Забыли пароль?

Пожалуйста, заполните все поля

Корзина

398 queries in 5,578 seconds.