Архитектурный атлас — специальный формат. Это не справочник не путеводитель и не история архитектуры одного города. И вместе с тем это и первое и второе и третье. Однако главная его особенность — компактная упаковка самых интересных широко известных а часто и совсем неожиданных архитектурных памятников Киева в географически доступной форме.Главная задача Атласа — дать стереоскопическое представление об архитектуре Киева на достаточно компактом материале. Ибо наш город — кладезь стилей и технологий настоящая сокровищница мастерства заполненная на протяжении тысячи лет.
«Атлас» разворачивается во времени и каждый десятичный блок эпохи предваряют абзац запева и раритетные хронологически адекватные мапы града на которых пентаграммками обозначены все воспетые шедевры. Весьма вкусно и изысканно. Сами семиотические пентаграммки — разноцветные «секс-символы эпохи». Будь-то исламский полумесяц или «квадрат Малевича» пентакль или могендовид плюсик крестика или свастика серпа и молота. Все равно все кончается двуглавым трезубцем. Пока. За картой следует собственно статья часто с графемками планов и роскошные фото архивные и нонешние иногда в густых гипертрофирванных ракурсах во флёре сезонной романтики. Сам суггестивный сгусток статьи обреченный на компактную вменительность просто прыщет яркостью архаичного слога с элементами архитектурного арго.
Столичный атлас для глобуса Украины.Похоже это было архисложной задачей вписать гомеровский список кораблей в прокрустово ложе и устроить зодческому изобилию Киева жесткий рейтинговый кастинг дабы соблюсти десятичную строгость комплектации римского войска. И без неизбежных децимаций после очередного углубления в готские дебри видно не обошлось. Преторианская центурия — топ-хандрид который сам по себе топ-тен составленный в свою очередь из десяти топ-тенов-контуберниев построенных строго по эпохам. Забавно что «контуберний» в переводе с латыни — тент палатка на десятерых. Походная МАФ. Я понимаю что мой запев слегка заумен и гривуазен но он напрямую относится к автору «Атласа» с его нашумевшей концепцией римского каструма легшего в основу древней планировки Подола. Так вот все объекты собранные под торжественно иллюминированной обложкой книги были возведены исключительно после того как древние римляне пришли на благословенные брега Борисфена. И Борис отобрал их сто. Такой рейтинговый отбор безусловно чреват субъективной тенденциозностью с последующими претензиями коллег- архитектуроведов. Но хозяин-барин всё же не самодур и компетентный вкус у него на то имеется. И выведенная на  bнногвардейский парад «сотня вечно юных бойцов» вызывает мало сомнений. И как по мне прямо следуя этой структуре можно смело на основе «Атласа» создавать научно-популярный цикл телепередач — в духе знаменитых англоязычных топ-тенов разворачивающих интригу отбора по восходящей — к первому месту.

«Атлас» разворачивается во времени и каждый десятичный блок эпохи предваряют абзац запева и раритетные хронологически адекватные мапы града на которых пентаграммками обозначены все воспетые шедевры. Весьма вкусно и изысканно. Сами семиотические пентаграммки — разноцветные «секс-символы эпохи». Будь-то исламский полумесяц или «квадрат Малевича» пентакль или могендовид плюсик крестика или свастика серпа и молота. Все равно все кончается двуглавым трезубцем. Пока. За картой следует собственно статья часто с графемками планов и роскошные фото архивные и нонешние иногда в густых гипертрофирванных ракурсах во флёре сезонной романтики. Сам суггестивный сгусток статьи обреченный на компактную вменительность просто прыщет яркостью архаичного слога с элементами архитектурного арго. Уже воспетый мною авторский стиль лексики архитекстора Ерофалова. Как по мне эти «комменты к объектам» можно смело заучивать местным киевским чичероне наизусть аки верлибры и пленять ими туристов. И вдохновляясь комфортной пластикой путеводителя книга обречена была попасть в мягкий переплет.

И почти в каждой статье «анамнезу следует катамнез» — законные ламментации зодчего-профессионала и патриота города возмущенного простолюдинской безвкусицей и клерикальным невежеством произволом и безнравственностью «прихватизаторов» культурных как правило только в пределах масс-культуры. Печальное следствие «нуворишского капитализма». Вроде правительственной сауны в Доме Плачущей Вдовы. И это не просто истерический запрещающий вопль «охранителей» а объективная позиция эксперта который знает «что и как надо».

И всё же люблю несравненный «ерофаловский штиль» его лирическую метафору и неологизм его жаргон напополам с архаичной выспренностью. И надрав лыка из строки предлагаю им полакомиться.«Мегаломан-зодчий». «Барочное украшение — громадное «мятое» яблоко-купол зеленого цвета». «Как моллюски корабль многочисленные обстройки облепили церковь». «Высокий как ракета «Союз» пятикамерный храм о пяти грушевидных главах». «Распластанная партерная планировка».  «Непоправимо восстановлены Укрпроектреставрацией». «Причиной тому вздыбленный рельеф ибо классицизм любит покой и горизонталь». «В подобающем Береттиевом стиле». «Почти парковый объект». «Феминная противоположность Университета». «Верноподданнический а ля рюс». «Монастырские ворота в неожиданной форме кокошника». «Изобильный киевский зодчий В. Николаев». «Молитвами президента В. Ющенко были восстановлены позлащенные главы собора». «Измельченное римское палладианство». «Экспрессивные львы». «Киевский гауди В. В. Городецкий». «Широкий лоб фасада». «Качественный фриз-комикс». «Живность и морские гады рассажены по карнизам». «Черная лестница — пистолетом во двор». «Стёбный арт-нуво». «Конно-жокейская тема оформления». «Две кошки недреманно журчат у широкого арочного окна». «Что- то вроде нордического модерна с национально-бессарабским прибамбасом». «Изысканные текучие решетки ворот и палисада». «Клуб «Пищевик» вызывающий «кухонно-кастрюльные ассоциации». «Месопотамо- манхэттенский декоративизм на спартанской подложке». «Высота потолков гуманная». «Здание Рады как чернильница увенчано куполом». «Звонкий библейского стиля музей». «Здание учтиво выгнулось по краю холма». Ватутин аки «гроссмейстер войны». «Мавзолейчик» метро «Университет» «напоминает первый советский спутник». «Украино-мавританский стиль» Крещатика. «Украв у горожан». «Недопустимость дерзкого стекла среди древностей». «Обильная попсовая скульптура». «Отсутствие финтифлюшек и основательность». Посольство Нидерландов — «контекстуальный но инопланетянин». «Довженко Пырьев и другие айсберги киноискусства». С прочими «пластическими излишествами которые нравятся и обывателям и вельможам». В общем сией изрядной книженцией я чувственно и с расстановкой пранаслаждался. И вполне уверен что оный «Атлас» — абсолютный кайф и без моего одического панегирика. «Извержение и акцент». Ангельским языком — «easy come easy go».

С десятью историческими картами
294 оригинальными фотографиями и архивными иллюстрациями. — К.: А+С 2013. — 352 с. илл.